Что угрожает юзерам веба


Чем угрожают инициативы депутатов обычным юзерам, можно ли фильтровать мат в вебе и как оградить малышей от ненужного контента

1 августа вступил в силу так именуемый антипиратский закон, который защищает кино и телепродукцию и позволяет перекрыть интернет-сайты за незаконно размещенный контент. Осенью действие закона могут распространить также на музыку, литературу и программки. Мосгорсуд уже обусловил 1-ые веб-сайты, которые могут быть заблокированы в рамках антипиратского закона. По заявлению видеосервиса Now.ru трибунал наложил обеспечительные меры на файлообменные ресурсы turbofilm.tv и rutor.org, незаконно, как считают правообладатели, распространяющие сериалы. Если обладатели веб-сайтов не уберут нарушения, порталы будут заблокированы.

Антипиратский закон вызвал большой резонанс в обществе. Представители интернет-компаний пробовали внести поправки в законопроект, но большая часть из их депутаты проигнорировали. Мы побеседовали с профессионалом, который со стороны интернет-отрасли интенсивно учавствует в обсуждении регулирования Руинтернета, - Матвеем Алексеевым, исполнительным директором Фонда содействия развитию технологий и инфраструктуры веба. Он поведал читателям Aif.ru, чем угрожают инициативы депутатов обычным юзерам, можно ли фильтровать мат в вебе и как оградить малышей от ненужного контента.

Решения суда могут иметь последствия для многих веб-сайтов

Чем «Антипиратский» закон, который на деньках вступил в силу, может угрожать обычным юзерам? На данный момент и после того, как депутаты, может быть, добавят туда ограничения на книжки и музыку?

Это почти во всем будет зависеть от процессуальных моментов – в согласовании с установленной процедурой Мосгорсуд выносит определение в отношении разных ресурсов, но базируется он на жалобе, поданной правообладателем. Если эта жалоба составлена безграмотно и в ней, к примеру, указан Айпишник ресурса либо находится формулировка типа «фильм размещен на домене livejournal.com», то решение суда может иметь суровые последствия для огромного количества ресурсов.

Роберт Шлегель на деньках занес поправки в этот закон, которые могли бы снять ответственность за пиратский контент с информационных посредников и поисковых машин. Это были главные неоднозначные моменты в принятом законе? Есть ли у этих поправок шанс быть принятыми?

Подобные поправки предлагались еще в на шаге обсуждения закона, но в итоге ни одна из их не прошла. Мы считаем их полностью здравыми и уместными, но гласить о шансах быть принятыми достаточно тяжело. Закон вызвал широкий публичный резонанс и огромное количество негативных отзывов, может быть, это развернет законодателей лицом к отрасли и принудит более пристально прислушаться к воззрению профессионалов.

Фильтрация мата в вебе может сказаться на скорости веба

Депутат Лена Мизулина не так давно предложила принять дополнительные правовые меры для регулирования поведения юзеров в вебе, а именно, чтоб уберечь малышей от мата. В одном интервью ты гласил, что фильтровать мат в вебе нереально – по другому упадет инфраструктура веба. Можешь разъяснить это в техническом плане?

Наверняка, нужно объяснить, что имелось в виду. «Рухнет» — это, естественно, очень звучное слово, апокалипсис не случится, но на работе сети это может сказаться очень значительно. Здесь все находится в зависимости от того, каким образом будет предложено производить мониторинг и фильтрацию трафика. Технологии анализа пакетов, такие как DPI, требуют сурового высоконагруженного оборудования. Далековато не все операторы могут позволить для себя организовать технические центры, способные в реальном времени обрабатывать те огромные потоки инфы, которые на данный момент проходят по каналам связи. Это означает, что операторам придется немного «притормозить» трафик чтоб оборудование совладало с его анализом. На теоретическом уровне это может сказаться на скорости доступа для абонентов и очень повысить нагрузку на некие критичные узлы сети, что, конечно, скажется на надежности.

С чем может быть связано это неожиданное пристальное внимание к мату в вебе? Некие специалисты подразумевают, что таким макаром желают давить на блогеров?

Трудно сказать, чем руководствовались зачинатели этого законопроекта. Но, давление на блоггеров таким методом будет, на мой взор, совсем неэффективным. Какую-нибудь мерзость можно написать чеховским языком по всем стилистическим канонам, но мерзостью она от этого быть не закончит. С другой стороны, фильтрация затронет фольклор, полностью безопасные народные песни и даже литературную классику.

Может ли это быть лоббированием в пользу поставщиков дорогостоящего фильтрационного оборудования?

Навряд ли. Все-же законы о регулировании веба обрисовывают конечный итог, который необходимо получить, но не навязывают коммерческим компаниям метод, которым это можно сделать. Другими словами нельзя законодательно обязать всех провайдеров установить для себя тот же DPI. Естественно, это самый тривиальный путь, но не единственный, потому производители не стали бы лоббировать закон при таких нечетко предсказуемых результатах.

Депутаты придерживаются запретительных способов для наведения порядка в сети, интернет-компании – голосуют за просветительскую деятельность. Как ты считаешь, вправду есть шанс силами родителей, учителей воздействовать на молодежь?

Естественно. Воспитание почти во всем основано на подражании, малыши всегда выбирают для себя какую-то ролевую модель, которой желают соответствовать и на которую в итоге становятся похожи. Но мы говорим о воспитании и просветительской деятельности не как о единственном методе, как о составной части в целом комплексе мер, которые должны быть приняты.

Не так давно на круглом столе, где встречались депутаты и представители отрасли, интернет-компании обвинили в том, что «они прячут голову в песок». Какие деяния ветвь решает в ответ на идеи о регулировании веба, и почему депутаты эту работу не лицезреют?

Заявление, изготовленное во время круглого стола сенатором Гаттаровым, естественно, не выдерживает никакой критики. Ведущие русские компании как по отдельности, так и в составе Русской ассоциации электрических коммуникаций, повсевременно предлагали поправки ко всем законопроектам, которые готовились за последние пару лет, включая и 139, и 187 федеральные законы. Более того, в каких-либо случаях эта работа была удачной – на шаге удалось уверить законотворцев принять некие поправки к 139 закону, которые сделали работу отрасли чуток проще и посодействовали избежать всех тех рисков, о которых говорилось сначала. Работа идет повсевременно со всеми ветвями власти, на всех уровнях, по всей законодательной цепочке.

Для депутатов и сенаторов мы пишем наши предложения, уточняем понятийный аппарат, рассказываем о интернациональной законодательной практике по регулированию веба. С органами исполнительной власти мы разрабатываем советы, как исполнять закон и не навредить бизнесу. Для арбитров нами и нашими сотрудниками читаются семинары, в каких мы рассказываем об устройстве и механизмах работы веба и помогаем избегать ошибок. И главное – мы уже лицезреем результаты этой работы, ее лицезреют и депутаты, и все проф общество. Так что заявление во время круглого стола – это, быстрее, ораторская «шпилька», произнесенная в пылу обсуждения.


Copyright © 2018 Коипьютерный блог.