Интервью с Касперским


Евгений Касперский изредка дает интервью (не люблю это избитое начало, но здесь поневоле придется его использовать). Потому, когда я увидел Касперского с сигарой и бокалом виски (правда, отдам подабающее - я так и не увидел, когда Евгений из него отхлебывал), разгуливавшим меж столиками, я сообразил - «надо брать». В тот денек праздновали открытие нового кабинета «Лаборатории Касперского» в Москве.

В 2-ух шикарных зданиях, построенных по проекту западных архитекторов прямо у реки, должно поместиться 1600 главных служащих - главные антивирусные продукты разрабатывают в Рф. По случаю праздничка Касперский был словоохотлив, мил и раскрепощен. Я взял Женю (невзирая на статус обладателя одной из огромнейших IT-компаний мира, он так и не задрал носа, откликается на Женю, даже когда к нему обращается зеленоватый подчиненный) под локоть и увел на веранду.

- Женя, каково носить фамилию, которая стала мировым брендом?

- По сути я до сего времени вздрагиваю всякий раз, когда при мне, говоря «Касперский», имеют в виду антивирусную программку. Я очень не люблю свои изображения. Сейчас перед нашим кабинетом стоит «Касперский...» (меж кабинетами знаками в человечий рост выведено заглавие компании). Я в ту сторону стараюсь не глядеть.

- Узнаваемость в бизнесе - это плохо?! Вот приезжаешь в отель - и все прогуливаются на цыпочках.

- В гостиницах обычно на это не обращают внимания: там все уже тренированы. Многие известные люди в их бывают. Что я точно не делаю - не свечусь по федеральным телеканалам.

- Специально?

- Да.

- Как же продвижение бренда...

- Меня в лицо не достаточно кто знает. А фамилию знают. Я совсем расслабленно хожу в магазины (хотя и изредка). В аэропортах - я повсевременно летаю из «Шереметьево» - никто не выяснит.

Женя задумался, пососал сигару:

- Означает, так. Жить с известной фамилией - тяжело... Нет, тяжело - неверный термин. Напрягает. Потому в местах общего использования я предпочитаю платить наличными. Допустим, покупаю я ящик пива, две бутылки виски, кока-колу и плачу карточкой. Мне на кассе молвят - ой, вы тот Касперский? А я стою с ящиком пива...

НА КОГО РАБОТАЕТ «ЛАБОРАТОРИЯ»

Пока Касперский разглагольствовал, по его левую руку появился шустрый юноша. Женя посмотрел на него через плечо и обреченно вздохнул:

- Цензура...

Касперский - человек мира. Время от времени его несет - он гласит, что задумывается, что для гендиректора интернациональной компании со штатом практически в три тыщи человек не всегда отлично. Вот и ввел должность старшего менеджера по медиакоммуникациям генерального директора. Антон Шингарев и есть цензура Касперского.

- На данный момент в связи с делом Сноудена выяснилось, что многие большие IT-компании так либо по другому связаны со спецслужбами - делают их заказы, собирают для их информацию, предоставляют свои базы. Как «Лаборатория Касперского» связана с ФСБ либо с другими русскими спецслужбами?

- Бывают различные нюансы. Во-1-х, когда приходят огромные мальчишки и молвят - ну-ка, дайте нам информацию о ваших юзерах, мы отвечаем: мы - не интернет-компания, через нас трафик не идет. Через нас выведать о юзерах что-то очень проблемно.

- Ну можно в программу что-то заложить. Ведь ваш антивирус повсевременно сканирует компьютер - другими словами имеет доступ ко всем файлам обладателя.

- Это отыщут мгновенно. И у нас разработка продукта построена таким макаром, что, если мы что-то встроим, об этом будут знать человек 50, а может, и все 100.

- В тайне не удержишь?

- Нереально. Все, кто нас попросит что-то встроить, будут посланы далековато и серьезно. Вне зависимости от того, какую силу они представляют! - В этот момент цензор Антон аккуратненько, практически лаского берет Касперского за локоть. Женя в сердцах:

- Будут давить - я продам компанию!

После маленький паузы, отойдя в угол и затянувшись сигарой, Касперский возвратился к диктофону:

- 2-ая часть ответа - да, мы интенсивно сотрудничаем с киберполицией, со спецслужбами по всему миру. И в США, и в Европе, и в Рф. В Рф это ФСБ и управление «К» МВД. Если к нам обращаются по поводу атак на компьютерные системы, преступных нападений с целью что-то повредить или атак на инфраструктуру, мы помогаем. Либо, напротив, мы знаем, что есть трудности, приходим и говорим - ребята, у вас трудности.

- Ну, к примеру?

- Шпионские атаки. Допустим, мы узрели, что наше посольство штурмуют хакеры. Здесь же сказали куда следует. При всем этом у нас команда интернациональная. Если идут нападения на госструктуры страны, наши ребята, граждане этой страны, выходят на надлежащие службы - докладывают, помогают совладать с опасностью.

- Вы берете за это средства?

- Нет, первоначальную информацию отдаем безвозмездно. Но если к нам позже обращаются за дополнительной помощью - укрепить безопасность системы, к примеру, мы говорим - ребята, это уже стоит средств.

ПРО КРЫШУ

- Таких компаний, узнаваемых по всему миру, в Рф, может быть, пара штук. Как удается вести большой удачный бизнес? Ведь многие молвят, что тут если у тебя нет крыши - прикрытия такого же ФСБ либо чиновников, - это нереально делать. А вы вот убеждаете, что ни от кого не зависите...

- Коррупция в Рф - основная неувязка. Есть два варианта. Или правительство уничтожит коррупцию, или коррупция уничтожит правительство. Но нам подфартило - мы работаем в отрасли, которая не находится в зависимости от чиновников. Нам необходимо что? Офисная площадь и электричество. Все.

Здесь Антон Шингарев опять лаского берет Касперского за локоть...

- В общем, мы работаем в бизнесе, который на очень большой дистанции от чиновников. У нас даже растаможки нет. Мы не продаем CD-диски либо флешки, а отдаем право на тиражирование нашей умственной принадлежности. Мы к государству не привязаны вообщем практически никак. Меня спрашивали: почему бы «Лаборатории» не переехать за город, выстроить коттеджный поселок и