Новый антипиратский закон


В Госдуму внесена новенькая версия «антипиратского закона» в редакции депутата Роберта Шлегеля. Законопроект предполагает расширение закона на все объекты авторского права. Сразу создатель учел в документе часть пожеланий интернет-отрасли.

17 сентября 2013 г. депутаты от фракции «Единая Россия» Роберт Шлегель и Мария Максакова-Игенбергс занесли на рассмотрение Госдумы освеженный «антипиратский закон», который расширит действие законодательства о защите умственных прав в вебе.

Законопроект №342640-6 представляет собой пакет поправок в Штатский кодекс РФ и ФЗ «Об инфы, информационных разработках и о защите информации». На момент публикации этого материала дата его рассмотрения во 2-м чтении назначена не была.

В отличие от «первого антипиратского закона» №187-ФЗ, вступившего в силу 1 августа 2013 г., сегодняшний законопроект ориентирован не только лишь на охрану кинофильмов, да и «на все объекты авторских и смежных прав», как обозначено в объяснительной записке: музыку, изображения, литературные произведения, ПО и т.д.

Новенькая версия закона («проект Шлегеля»), в отличие от прежней, принятой в качестве закона через неделю после внесения документа в Госдуму, дискуссировалась в том числе и с профессионалами интернет-отрасли.

Важным конфигурацией в тексте закона, кроме расширения видов объектов права, стала тщательно описанная процедура урегулирования спора меж правообладателем и «информационным посредником», другими словами хост-площадкой либо ресурсом, на которых расположен контрафактный контент.

В первый раз закон просит от правообладателя в неотклонимом порядке указывать в воззвании к информационному посреднику указатель на интернет-страницу, на которой размещен пиратский контент, тем избавляя посредника от необходимости без помощи других разыскивать его на собственном веб-сайте. Необходимость без помощи других определять местопребывание контрафакта на веб-сайте была одним из основных возражений интернет-отрасли против «антипиратского закона».

Как и ранее, информационный посредник будет должен удалить либо заблокировать доступ к контрафактным данным в течение 24 часов, но законопроект вводит новый порядок досудебного урегулирования спора.

Так, у публикатора возникает возможность аргументированно (подтвердив правомерность размещения спорной инфы) оспорить перед информационным посредником блокировку. Если спорный материал расположен правомерно, то в течение 48 часов доступ к нему должен быть восстановлен.

Если правообладатель решит защитить права в судебном порядке, доступ к спорному материалу будет ограничен до вступления решения суда в легитимную силу.

«Проект Шлегеля» учитывает и 2-ое принципиальное возражение отрасли против закона. В его тексте норма об «ограничении доступа к такому (содержащему контрафактный контент - прим. CNews) информационному ресурсу, в том числе к сайту» заменена на «ограничение доступа к страничке такового сайта» по универсальному указателю (URL) странички. По плану законодателя это должно обезопасить хозяев веб-сайта от блокировок всего ресурса по Айпишнику, контрафакт находится только на одной из его страничек.

Но, при невозможности закрыть одну «пиратскую страницу», допускается блокировка ресурса полностью.

Стоит увидеть, что «проект Шлегеля» разрабатывался в критериях сбора подписей на веб-сайте «Российской публичной инициативы» под петицией об отмене самого «антипиратского закона». 100 тыс. нужных подписей были собраны наименее, чем в месяц с момента его вступления в силу, и 28 августа законопроект о признании 187-ФЗ утратившим силу был внесен в Госдуму. Дата его рассмотрения в первом чтении не назначена.

Сам Роберт Шлегель заявил в Facebook, что при разработке его законопроекта были учтены предложения как отрасли («информационных посредников»), в том числе переданные средством петиции на веб-сайте РОИ, так и позиция Министерства культуры.

Так из предложений отрасли в текст документа вошло положение о блокировке интернет-страниц по URL, вопреки прежней практике блокировки по Айпишнику; исключение способности добиваться от «информационных посредников» возмещения морального вреда, нанесенного вреда и изъятия вещественных носителей, в случаях, когда они не виноваты в нарушении умственных прав; также освобождение от ответственности операторов связи.

Минкультовские предложения в законопроекте касаются сотворения механизма досудебного урегулирования конфликтов меж правообладателями, «информационными посредниками» и публикаторами предполагаеммого контрафакта; также обязательности пробы досудебного урегулирования. Воззвание правообладателя в трибунал, согласно законопроекту, может осуществляться только если попытка досудебного урегулирования провалилась.


Copyright © 2019 Коипьютерный блог.