Предпосылки возникновения страшных девайсов


Digit.ru разглядел 5 часто встречающихся обстоятельств, по которым в продаже возникают дальние от совершенства устройства — как, к примеру, планшеты Microsoft Surface, BlackBerry Playbook и плеер Гугл Nexus Q.

Многие сталкивались с ситуацией, когда покупаешь устройство от именитого производителя, а оно оказывается никчемным. Тогда и появляется вопрос: как компании, которые растрачивают сотки миллионов баксов на исследования и разработки, могли «вообще такое придумать». Инженеры именуют такие поделки «клуджами», что значит плохо проработанное устройство, глупое сочетание разных частей, от использования такового девайса не получишь никакого наслаждения.

Компаниям-разработчикам от этого тоже несладко. Microsoft, к примеру, из-за низких продаж Surface RT списала 900 миллионов баксов с прибыли в последнем отчетном квартале. Но в компании не унывают: во вторник 22 октября начались реализации второго поколения планшетов Surface 2 и Surface Pro 2, при помощи которых Microsoft хочет активизировать реализации линейки.

Digit.ru предлагает ознакомиться с пятью самыми всераспространенными причинами, почему у компаний время от времени получаются откровенно провальные девайсы.

1. Разработчики ориентируются не на рядовых потребителей, а на самих себя

Есть такое выражение: «Разработчики делают ПО не для людей, а для себя». Неплохой пример, подтверждающий это, — Windows 8, выпущенная компанией Microsoft в 2012 году. Ее выход сопровождался большой помпой, но на поверку оказалось, что новенькая операционная система вышла очень неловкой для большинства юзеров. Microsoft выпустила программную платформу, направленную на внедрение на планшетах, в то время как большая часть юзеров продолжает использовать для работы классические ПК.

Реализации «восьмерки» провалились: к сентябрю 2013 года, спустя 10 месяцев после возникновения в продаже, Windows 8 захватила немногим больше 7% рынка ОС для ПК. Такового провала Microsoft не знала издавна: даже Vista в свое время продавалась лучше.

IT-эксперт Кристофер Дид, который успел за свою карьеру поработать, в том числе, и в Microsoft, уверен, что все дело в лишней любви к «таблеткам» со стороны менеджеров компании. Управление Microsoft на все совещания прогуливается с планшетами и ноутбуками с поворотными сенсорными экранами. Подобные устройства, вобщем, не в особенности популярны в других компаниях, ведает Дид. Руководствуясь этой же логикой, Microsoft выпустила «образцовый» планшет на Windows 8 — Surface. Опыт обошелся компании в 900 миллионов баксов.

Планшеты вправду отлично подходят топ-менеджменту для просмотра отчетов, но управление Microsoft запамятовало, что остальной мир привык использовать ПК чуть по другому. Офисные работники, обычно, посиживают за столом и работают на большенном экране, используя «мышку» и клавиатуру. Желающих использовать для длительной работы устройство с 10,6-дюймовым экраном оказалось малость.

Очередной пример — музыкальный плеер Nexus Q, который даже стал фигурантом рейтинга самых провальных проектов IT-индустрии 2012 года по версии издания The Huffington Post. Инженеры очевидно запамятовали о юзерах, создавая «идеальный» музыкальный девайс для самих себя. Устройство загубили слабенькая функциональность и высочайшая стоимость в 299 баксов.

Либо взять хотя бы BlackBerry PlayBook — планшет от компании, которая за всю свою историю существования делала только телефоны для корпоративного сектора. Разрабатывать PlayBook стали практически сходу после возникновения iPad, но устройство вышло «сырым», недоработанным, и, что принципиально, совсем ненадобным фанатам марки.

Еще одна всераспространенная ошибка: разработчики переоценивают состояние инфраструктуры, которой приходится воспользоваться большинству их клиентов.

Показательный пример — ноутбуки под управлением Гугл Chrome OS. Эта операционная система практически состоит из 1-го доработанного браузера и нескольких служебных утилит.

Ноутбук на базе Chrome OS — отменная мысль только для тех людей, которые всегда пользуются резвым и размеренным вебом, — таковой есть, к примеру, в кампусах IT-компаний.

Но инженеры не учитывают, что доступ в веб в большинстве домов и кабинетов далек от того, каким привыкли воспользоваться они.

2. Засилие патентных «троллей»

Разработчики обязаны считаться с тем, что многие нужные для сотворения высококлассного продукта технологии патентованы другими компаниями. Нынешняя IT-индустрия перевоплотился в циклопическое скопление «патентных троллей». Чуть ли не каждый большой производитель девайсов судится с соперником и обязан отвечать на его встречные иски.

Время от времени доходит до бреда: в 1999 году онлайн-ритейлер Amazon запатентовала принцип, согласно которому заказать продукт зарегистрированный юзер интернет-магазина может всего в один клик. Это смотрится так, как если б Nike решила запатентовать наличие шнурков на обуви.

Все же, заявку Amazon на этот патент одобрили. Это значит, что Amazon сейчас имеет возможность засудить хоть какого соперника, который сделает процесс покупки продукта на собственном веб-сайте настолько же комфортным. Конфликтов обычно не появляется ровно до того времени, пока фаворит рынка может биться с соперниками другими методами.

Издание Wired ведает историю выпускницы бизнес-школы Стэнфорда Кейт Эндресс. Ее проект Glasses.com, подразумевавший создание очков нового типа для людей, страдающих близорукостью, строился пару лет и был готов к первому раунду венчурного финансирования. Но мечту разрушила юридическая контора Ditto, которая, как оказывается, обладала патентом на тот тип оправ, которые собиралась использовать Эндресс.

Когда ей пригрозили исковым заявлением на 250 миллионов баксов, бизнесмен сообразила, что от идеи придется отрешиться. «Все эти годы напряженной работы оказались напрасными», — вспоминает она.

По оценке Коллина Чена из Института Санта-Клары, 90% стартапов, создаваемых в IT-отрасли, так либо по другому нарушают чьи-то патенты, а поэтому часто находятся на грани исчезновения.

В США уже появилась масса «технологических» компаний, которые занимаются только тем, что скупают патенты у их разработчиков, а потом нанимают штат юристов и судятся с IT-гигантами. Расчет «троллей» примитивен, но эффективен: большой компании иногда еще проще откупиться от потенциального конкурента в суде, чем растрачивать ресурсы на свою юридическую защиту. В ситуацию с «патентными троллями» пришлось вмешиваться даже президенту Бараку Обаме. Он поручил своей Администрации создать законопроект, который бы ограничивал юридические способности «троллей». Об инициативе президент на публике поведал в июне 2013 года, но пока до определенного документа пока дело не дошло.

Время от времени случается и напротив: корпоративные гиганты могут довести маленького разработчика прорывного продукта до банкротства. Так чуть не случилось с некогда маленький компанией Nvidia, в трибунал на которую в 2000 году подал тогдашний гигант 3Dfx. Истец утверждал, что соперник употребляет защищенные им технологии мультитекстурирования графики. Благо, арбитр заявил, что 3DFX пробует «запатентовать колесо», и в исковых требованиях ей отказал. Прими арбитр другое решение — компании NVidia уже, может быть, не было бы.

3. Инженеры и рекламщики — люди с различных планет

Технический и рекламный отдел часто друг дружку терпеть не могут. Рекламщики, которые типо знают, что необходимо потребителю, и люди, которые должны воплощать их идеи в жизнь, обычно, без охоты разговаривают меж собой.

Пример, подтверждающий, сколько вреда это может принести, — выпущенная в мае 2013 года игровая приставка Xbox One. Отличительная черта этого устройства — доступ к интернет-телевидению. В конечном итоге вышел продукт, который добивался для работы неизменного соединения с вебом, а телевизионные функции у него работали очень плохо.

Microsoft пришлось срочно создавать программные обновления и на публике извиниться за все недоделки. Случай соответствующий: рекламщики добивались от инженеров телевизионных функций и непрерывного доступа к сервису Xbox Live!, а инженеры не уделили ТВ-функциям подабающего внимания, так как изредка глядят телек. Зато инженеры очень нередко являются конкретными игроками, потому исходя из убеждений игровых способностей Xbox One была совершенной. Во всем остальном продукт вышел провальным.

Неувязка нехороших коммуникаций рекламщиков и инженеров заполучила такие масштабы, что стала даже предметом постоянных исследовательских работ со стороны ученых-социологов.

4. Излишние ядра

Разработчики ПО не всегда тестируют свои продукты на пользующемся популярностью «железе», так как для их это — дополнительные трудовые затраты. В 2007 году начался массовых переход ПК с одноядерных чипов на двухъядерные. Потом на замену последним пришли четырехъядерные микропроцессоры. На теоретическом уровне, ПК должны были начать работать вчетверо эффективнее. Но этого не случилось.

Дело в том, что большая часть современных программных товаров не употребляют все вычислительные мощности новых чипов. Люди, специализирующиеся разработкой ПО, не всегда заинтересованы в том, чтоб растрачивать рабочие ресурсы на вопрос рассредотачивания нагрузки собственного приложения на ПК меж всеми ядрами. Потому даже четырехъядерные телефоны с частотой чипа 2,3 ГГц могут зависать тогда, когда применяемое в их приложение пробует переключить проигрывание одной песни на другую.

Юзеры в блогах докладывают, что даже компьютерная игра World of WarCraft может использовать только одно ядро на трехъядерном ПК. Естественно, что игра может тормозить, если мощности компьютера употребляются лишь на 33%.

5. Инновации убивает корпоративная политика компаний

Можно поразмыслить, что основная неувязка больших компаний в том, что их инженеры просто не в состоянии выдумывать новые прорывные идеи. Но часто инженеры просто не могут сделать что-то стоящее, так как менеджмент компании убивает идею еще на стадии ее реализации. Огромные корпоративные монстры не обожают рисковать и осваивать новые рынки, которые не гарантируют им секундное получение прибыли.

К примеру, Microsoft занимала доминирующее положение на рынке телефонов еще совершенно не так давно — в 2007 году. Но когда появился Apple iPhone, управление компании отнеслось к идее телефона без физических кнопок скептически и ответило «уберфоном» Kin. У него был небольшой экран и физическая QWERTY-клавиатура — как в телефонах, которые выпускались ранее. Итог: 8 тыщ проданных устройств, одно на 10 служащих Microsoft. Каждый проданный девайс принес компании 62,5 тыщи баксов убытков.

Вначале инженеры, работавшие над проектом Kin, предлагали развивать всеполноценную линейку, но Стив Балмер, узнаваемый тем, что может швырять в подчиненных стулья, идею зарубил. Курировавший проект Kin Энди Рубин ушел из Microsoft в Гугл, где к его идеям отнеслись с огромным вниманием. Рубин стал отцом-основателем Android.

А потом Балмер уничтожил проект Courier, который подразумевал создание планшетного компьютера с 2-мя экранами, раскрывавшимися на манер книжки либо блокнота. Почему он это делал? Бывшие менеджеры Microsoft молвят, что Балмер просто не принимал продукты, которые использовали в качестве программной платформы что-то, не считая Windows. Courier разработчики делали с своей, проприетарной ОС.

Константин Шиян


Copyright © 2020 Компьютерный блог.