Программное импортозамещение


Русские разработчики достаточно высоко оценивают свои сегодняшние способности по импортозамещению в области программного обеспечения. «Газета.Ru» продолжает разбираться, как реально перейти с забугорного на российскее ПО и какими будут достоинства и недочеты этого перехода.

«Синергия» с Linux

На прошлой неделе заместитель начальника департамента информатизации и корпоративных процессов управления РЖД Вадим Москаленко сказал, что ОАО «Российские стальные дороги» и Русский федеральный ядерный центр — Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики в Сарове (дочернее предприятие «Росатома») планируют вместе сделать критически принципиальные бизнес-приложения на базе программного обеспечения с открытым начальным кодом. Позже представитель РЖД объяснил «Ведомостям», что в рамках этого проекта будет разработана операционная система «Синергия» на базе ядра Linux.

Ранее, в июле, состоялось особое заседание комиссии Госдумы, посвященное импортозамещению технологий в стратегических информационных системах, а депутаты профильных комитетов дискуссируют поправки к закону о госзакупках (44 и 223 ФЗ), которые обяжут госкомпании и организации отдавать предпочтение продукции IT, не использующей лицензируемых привезенных из других стран компонент.

В августе в процессе интернационального молодежного форума «Таврида», прошедшего в Крыму, глава Минкомсвязи Рф Николай Никифоров заявил, что его ведомство разрабатывает планы по импортозамещению программного обеспечения.

Мы готовим комплекс мер, чтоб поддержать шаг за шагом, год за годом развитие и становление целой большой отрасли импортозамещающего программного обеспечения.

Мы разрабатываем механизм, который позволит ветвь укрепить, поддержать. Это небыстрый путь, это путь, который займет три года, 5 лет, семь лет по неким направлениям», — заявил министр. При всем этом он признал, что для обеспечения этой программки Рф будет нужно еще около 600 тыс. программистов в дополнение к уже 350 тыс. имеющихся.
Против шпионских закладок

Позиция приверженцев перехода на российскее ПО, обычно, базируется на 3-х аргументах.

По их воззрению, потому что большая часть больших разработчиков и поставщиков ПО, таких как Microsoft, Гугл, Оracle, SAP, — это южноамериканские и европейские компании, то в критериях сегодняшней политической ситуации и санкций со стороны США и EС их юриспунденуия может представлять опасность для государственной безопасности и экономики Рф. Идет речь сначала о прекращении реализации лицензионного ПО в Россию и приостановке обслуживания уже поставленных программных товаров.

Другой аргумент — вероятное наличие шпионских закладок в программках западных компаний.

3-ий резон в пользу массового перехода на российскее ПО — положительное воздействие на экономику Рф инвестиций в русскую IT-отрасль, без которых таковой переход неосуществим.

Но где взять такие инвестиции и такое количество обученных кадров, не совершенно понятно.

Согласно данным рекрутингового агентства Luxoft Personnel, в 2013 году в Росcии наблюдался недостаток профессионалов, которые имеют неплохую экспертизу в информационных разработках. Кроме повсевременно нужных разработчиков IT-отрасль испытывала нехватку профессионалов по пасмурным технологиям, Big Data, Digital, мобильным разработкам и разработкам в банковской сфере.

Нехватка IT-специалистов — глобальная неувязка, с которой пока не смогли совладать даже ведущие страны мира.

Набирающее мировую популярность дистанционное образование появилось конкретно как реакция на неспособность обыденных институтов учить и выпускать достаточное для глобальной экономики количество программистов.

Программисты-оптимисты

Русские разработчики ПО все же достаточно высоко оценивают свои сегодняшние способности. Так, по воззрению креативного директора компании Redmadrobot Максима 10-х, если в целях импортозамещения будет сотворен вакуум в сфере прикладного ПО для бизнеса, то через два-три года это место будет заполнено русскими разработками, не уступающими по качеству. А еще через год-другой софт будет готов к экспорту — лучше забугорных аналогов. Квалификации наших разработчиков довольно для этого.

«Это полностью настоящая задачка, которая решается в разумный срок за посильные для русского бизнеса средства. Даже никаких особых муниципальных дотаций не требуется — всего один указ», — заявил он «Газете.Ru».

Что касается способности прекращения поставок массового ПО на русский рынок в итоге экономических санкций, то представители больших компаний от официальных комментариев отказались, но в беседе с корреспондентом «Газеты.Ru» сказали, что серьезно такую возможность не рассматривают.

Большей критики у профессионалов, опрошенных «Газетой.Ru», вызвал тезис о том, что русские программные продукты будут более неопасными, чем уже имеющиеся и использующиеся программки больших интернациональных компаний.

Владимир Мамыкин, директор по информационной безопасности Microsoft в Рф, утверждает, что их ПО часто проходит сертификацию на соответствие требованиям по информационной безопасности РФ. Microsoft дает возможность государству убедиться в отсутствии «потайных дверей» в программках Microsoft. На сей день сертифицированы уже более 40 товаров, включая Windows 8.

Также принципиально осознавать, что если маленькие приложения пишутся русскими программерами, что именуется, с нуля, то такие сложные продукты, как операционные системы, базы данных и пр., разрабатываются на базе СПО — свободного программного обеспечения.

По неким оценкам, толика программного кода в продуктах СПО, отчасти либо стопроцентно оплаченная софтовыми гигантами (от товаров которых призывают отрешиться сторонники импортозамещения), добивается 80%.

«ПО с открытым кодом (СПО) и ПО с закрытым кодом (проприетарное — ППО) — это две базы 1-го огромного рынка программного обеспечения, противоборства меж которыми нет, потому что разработчики ППО и СПО работают в партнерстве. А именно, Microsoft интенсивно участвует в разработке СПО, состоит в обществе разработчиков СПО и даже является одним из огромнейших игроков этого рынка, раз в год инвестируя во все направления R&D совокупно более $9 млрд», — сказали «Газете.Ru» в пресс-службе Microsoft.

Антивирусный эксперт «Лаборатории Касперского» Юрий Наместников считает, что свободное программное обеспечение по собственной природе ничем не отличается от проприетарного. А тот факт, что юзер имеет полный доступ к коду и всегда может его проверить на предмет «закладок», на практике также не всегда работает.

«Проверить программные продукты, сделанные с применением открытых технологий, сейчас не так просто: большая часть из их содержат уже сотки тыщ строк программного кода, для вычитки которых потребовались бы сотки человеко-часов и работа очень обученных программистов», — гласит Наместников. В качестве примера уязвимостей в продуктах с открытым начальным кодом он привел нашумевший Heartbleed (ошибка в протоколе шифрования OpenSSL, позволяющая несанкционированно читать память на сервере либо на клиенте). Обнаруженная уязвимость в самом всераспространенном криптографическом пакете OpenSSL потенциально могла привести к хищению данных практически всех юзеров веба.


Copyright © 2018 Коипьютерный блог.