У нас будет неплохой китайский веб


Герман Клименко, один из «отцов-основателей» руинтернета, обладатель узнаваемых счетчиков LiveInternet и MediaMetrics, о том, как Сноуден воздействовал на Путина, почему в Рф неизбежен китайский веб и чем хороша жизнь в стойле, — в интервью «Газете.Ru».

«Вся история началась со Сноудена»

— Чего ожидать руинтернету от этой озари? Все ограничения уже приняли либо можно ожидать чего-то еще? Вот уже Дума дискуссирует ограничение роли иноземцев в русских СМИ.

— Не знаю, что выдумают еще, но очень понятно, почему это происходит.

— Почему?

— Безопасность. Гугл вправду знает о нас сильно много. Представим, посиживают люди в нашем Минобороны и со собственных IP заходят в аккаунты Гугл. Можно взять IP, привязать его к аккаунту и понаблюдать за человеком. С вами даже знакомиться не будут, просто узнают, что работаете вы на 5-ом этаже Министерства обороны, живете в Бутове, вылечивайте маму в Израиле.

Это та информация, которую ранее разведка добывала с огромным трудом. А здесь сами приносят на блюдечке с голубой каемочкой. И появляется вопрос: если нам нечего охранять, то и фиг бы с ним. Но правительство заранее считает, что у него есть что охранять.

Вся история началась со Сноудена. Я еще тогда гласил: как до Путина дойдет понимание того, сколько через веб можно выяснить о человеке, мы здесь же окажемся за «занавесом». Вот и вся история, которая на данный момент происходит.

— В общем, нас не устраивает, что о нас могут знать что-то ЦРУ и Пентагон, и отдаем эту информацию нашим спецслужбам?

— ЦРУ и Пентагон получают доступ к тем данным, которые наше правительство получить не может, а очень желает.

— Но почему это обязательно должно затрагивать свободу на получение и распространение инфы?

— Еще пока, мне кажется, никто не пострадал.

— Ключевое слово — пока.

— Осознаете, я занимаю мещанскую позицию. У меня нет в голове чипа, заставляющего немедля вспоминать 37-й год. Меня вот волнует, что в большой сети кафе убрали из меню запеканку с ягненком. А читают ли меня правоохранительные органы, меня не очень волнует. У меня нет прогноза на «плохо».

Я понимаю, чего желает власть. Гугл за прошедший год удовлетворил 30 тыщ запросов американских правоохранительных органов и ни 1-го — наших.

— А наши интернетчики сколько и чьих запросов удовлетворили?

— Наши не публиковали данные.

— Вот конкретно.

— Я понимаю, что это хлопок одной ладонью. И все таки появляется неувязка с юрисдикцией. Смотрите, у нас работает Гугл, а на Украине есть «Яндекс», при всем этом у него — русская юриспунденуия. «Яндекс» гласит: на местности Украины я как локализованный партнер должен соблюдать законы Украины. На что наши депутаты молвят: но вы же русская компания! А Гугл, придя на местность РФ и работая тут, должен соблюдать законы Рф? Такая логика страны.

Виртуальная действительность породила историю, когда у Гугл, Facebook довольно большой объем бизнеса в Рф, но нашим органам они не подчиняются. Естественно, эти органы безобразные, кровопийцы. Но мы же на данный момент не об этом, а о том, что, придя на чужую местность, ты должен соблюдать закон.
«Закрыть забугорный веб — это 5 минут геморроя и все»

— Тогда в целях безопасности мы должны воплотить идею чучхе — запамятовать о глобальном мире и сделать свои дата-центры, серверы, перейти на российскее ПО и проклясть Apple.

— Не нужно передергивать. Я говорю о том, что «китайская модель», как ни забавно, единственная, которая будет распространяться в мире. В Европе уже издавна молвят о особом вебе для страны, просто когда все за свободу, вслух произнести это вроде как неблагопристойно.

— Ну почему же, немцы заявили об этом как раз после истории со Сноуденом.

— В Средние века в Европе шел процесс ограждения, на данный момент он будет происходить в вебе. Китайский вариант фактически неизбежен. Создалось виртуальное место, которое стоит колоссальных средств.

Страны поняли, что они его фактически не держут под контролем, и на данный момент будут стремиться возвратить его. Вот вы гласите, «Яндекс». Если б Гугл возжелал его замочить, «Яндекса» издавна бы не было.

— Можно поступить еще проще: закрыть Facebook, Гугл, бросить родное, доморощенное.

— Мне кажется, зря мы из нашей власти делаем деспотию. Я уверен: если б заместо Путина был Ходорковский, все было бы то же самое. Я следил пробы условиться с Гугл. Они отвечают: мы не можем ничего выдать по вашему запросу, так как тогда нарушим законы США. Что из этого следует? Приведу обычный пример. Я — киллер, вы — заказчица.

— Какой красивый пример…

— У нас с вами есть gmail. Вы мне пишете: нужно шлепнуть Петрова. Мы согласовываем сумму. Я его шлепаю, меня ловят, я рассказываю, что это вы заказчик, и есть подтверждения в gmail. Трибунал гласит: а если это подделка? Нужно запросить Гугл на предмет верификации: что конкретно с этого айфона в 14.23 было отправлено конкретно это письмо. Что гласит Гугл? «Я не отвечаю на эти вопросы». И вас нельзя высадить, так как доказательств недостаточно.

— Спасибо огромное, буду подразумевать.

— Представляете, сколько в сетях «живет» киллеров, наркодилеров, просто жуликов? И этой неувязкой необходимо заниматься.

Китай поступил последующим образом: соглашается Гугл отвечать на вопросы — работает в Китае, не соглашается — не работает. Думаю, у нас произойдет то же самое.

Когда?

— Через год-два-три. Может быть, в связи с санкциями резвее. Вообщем, закрыть забугорный веб — это 5 минут геморроя и все. Взять и отключить домены зоны «com». 90 процентов юзеров этого даже не увидят, они живут в зоне «ru». Трудно сделать Firewall наподобие китайского. Это да, по неким оценкам, 300–500 миллионов баксов.

— Из ваших слов следует, что веб — это не только лишь безопасность, да и огромные средства.

— Это принципиальная вещь. Смотрите, есть провайдеры. Веб — это ведь не только лишь блоги и веб-сайты, это сильно много «железа». И вот компания вносит колоссальные средства, а бенефициарами становятся кто? «Яндекс», Клименко. Мизулина в каком-то собственном расчудесном решении предложила сделать исключительный перечень веб-сайтов для использования. Что происходит в данном случае? Провайдер становится игроком рынка, веб преобразуется в формат телевидения. Возникают свои «хозяева» кнопки. Власть сформировывает и держит под контролем публичное мировоззрение, и обладателем сети становится не Клименко либо «Яндекс», а правительство как «владелец частот». А что? Полезности от стояния в стойле много: постоянная кормежка, может, музыку неплохую включат. Капитализация вырастет.
«Аркадий, ну почему ты к Мизулиной не поехал?»

— Какая красивая перспектива нас ожидает… Скажите, в последний год, в особенности в связи с Украиной, создалось воспоминание, что руинтернет заполнен всякими ботами, троллями и черт знает кем. Откуда все это повылезало?

— Все было, просто вы ранее не лицезрели.

— Как отличить ординарную людскую экспрессию от хитроумной провокации?

— Смотрите, ранее была газета «Правда», а у подъезда посиживали бабушки. И их информация была самой достоверной по тем временам. Мы всегда узнавали, когда в Москве появлялись маньяки. Узнавали про «груз-200» из Афганистана. Узнавали про крах эскалатора в метро. С момента действия проходила, обычно, неделя, но информация была достоверная. На данный момент мы эту историю повторили в вебе. Добавилось то, чего не было еще два года вспять, — сформировалась информационная сеть. Вот есть блогеры, которым доверяют, у каких по 5–6 тыщ френдов. Если я на данный момент напишу про балет, от меня не разойдется информация, все знают, что компетенция Клименко — банки, веб и СМИ. Сформировались такие центры компетенции, и так как фактчекингом в вебе никто не занимается, а скорость распространения этой инфы большая, то вот так все и происходит.

Боты были всегда, в Твиттере их, по-моему, аж процентов 90, хотя молвят, что только 30. В том же Facebook, кстати, роботов не настолько не мало, во «ВКонтакте» не настолько не мало. В остальном как они были средством манипуляции с разумом, так и остались.

Потому то, о чем вы гласите, — не совершенно история с ботами, это скорость распространения инфы. Волны одномоментно расползаются и взрываются. Псковские десантники, «Русское море», убийство Стрелкова, погибель Януковича.

— И как обыкновенному человеку отличить достоверную информацию от недостоверной? Чему на данный момент в сети можно веровать?

— Ответ безрассудно прост. Есть такое слово «обучаемость». Это как финансовая грамотность. 15 годов назад люди продавали квартиры, брали акции МММ. К огорчению, научить денежной грамотности без МММ нельзя. Всегда должен дедушка разориться. Равномерно человек осознает, что такое кредит, непростой процент.

Есть авто обучаемость. Наша цивилизация никогда не была авто, в протяжении последних 10 лет у нас погибает на дорогах около 30 тыщ человек в год, это сильно много. Но число автомобилей вырастает, а число погибших нет! Это означает, люди учатся ездить. Так же и с вебом. Научить демократии — на это вообщем десятилетия, если не века уходят.

Вообщем, одна из заморочек, как мне кажется, — представителям интернет-сообщества нужно говорить с представителями власти. Несколько месяцев вспять была встреча с Путиным. Я говорю: нужно не только лишь с Путиным, нужно с депутатами, сенаторами разговаривать, разъяснять им. Наша промышленность никогда, на самом деле, не занималась объяснением и лоббированием собственных интересов. Я Воложу гласил: «Аркадий, ну почему ты к Мизулиной не поехал?»

Законы, которые спускаются сверху, не являются догмами, в том же законе о блогерах, уверен, можно было что-то поменять, добавить, «спустись» Волож к Мизулиной.

Плюс нужно осознавать, когда идет информационная война, подключается психология. Когда был сюжет с амфорами, я позвонил одному почетаемому теленачальнику. Обычно я этого не делаю, осознаете, мы дружим, малыши разговаривают, это как у палача спросить: «Слушай, а ты когда голову рубишь, как себя ощущаешь?» А здесь сорвался и позвонил. Он гласит: «Гер, это ж не тебе, ты для чего это смотрел?» И я вдруг задумался: а вправду, это не для меня. Есть различные технологии для различных соц групп.

— Чем это чревато? Мы все в безумный дом отправимся, переругаемся либо совсем утеряем адекватное восприятие действительности?

— Помните, в 1990-е был Кашпировский? Мой товарищ в один прекрасный момент позвонил посреди ночи и сказал: у него прошли шрамы. Ну и на здоровье. А другой входит в один прекрасный момент в кабинет в кепочке, на дворе жара. Я ему в шуточку: «Ты что, экранируешься от вторженцев?» А он: «Откуда знаешь?» Снимает кепочку, а там фольга. И добавляет: «Мне Горбачев гласит в голову…»

Представляете, сколько событий, конфигураций пережила наша цивилизация за последние 25 лет? Для неких еще телек был в диковину 30 годов назад. Либо вот на Западе пейджеры прожили лет 15, они там в фильмах, телесериалах. У нас — пронеслись и здесь же сменились мобильными телефонами. Представляете, какая скорость конфигураций!

У меня есть знакомые, которые в возрасте под 50 вдруг ушли в религию. Люди не выдерживают напряжения жизни, информационного пресса. У нас все спрессовалось в жизни, в восприятии. То, на что в других странах уходили годы, поколения, у нас вышло за два десятилетия. И к этому очень тяжело быть готовым.
«Мы читаем анонсы и делаем вывод: кошмар»

— Послушайте, вы поведали про себя и «Яндекс», про тех, кто занимается «железом» и распределяет кнопки. А где во всей этой истории мы — производители контента?

— Желаю вас повеселить — вам ничего не угрожает. Меж нами идет конкурентноспособная борьба. Вот у меня сервис, у всех сервисов основная неувязка — их можно повторить. Контент повторить нереально. Вы будете мучиться немножечко от другого: создатели будут становиться самостоятельными. Обычно была газета, и она выбирала для себя журналистов. А на данный момент есть журналист, у него 5 тыщ лайков, и он сам может выбирать, куда писать. Другими словами вы становитесь агрегаторами не плохих создателей.

Но вашу нишу занять тяжело. Нельзя повторить «Комсомолку», «Ведомости», «Газету». Если б мне предложили некоторую сумму средств, я предпочел бы сделать «Яндекс». Контентное издание — совершенно другая песня.

— Как вам видится веб в Рф, скажем, в 2017 году? Если, естественно, он еще будет…

— Будет неплохой китайский веб. Мне в ответ начинают гласить, что я «путиноид». Вот я спорю с дочкой собственного друга: «Саша, скажи, за 20 лет, не правда ли, все в твоем окружении стали жить лучше?» Правда. И я говорю: «Саша, не читай газет». Понимаю, что нам это делать нельзя. И вот мы читаем анонсы, формируем представление о том, что происходит, из новостного потока и делаем вывод: ужас. А если взять обыденного, невовлеченного человека, который примитивно ест, дремлет, пьет, волнуется о том, какую запеканку ест, то для него с каждым годом, извините, вправду становится все лучше и лучше.

— И полезности от стояния в стойле много: постоянная кормежка, может, музыку неплохую включат…


Copyright © 2018 Коипьютерный блог.